Вредительский «масочный режим» со многих сбросил маски

Продолжим разговор, начатый позавчера, — о человеческом факторе в масочной истерии. Подавляющему большинству разумных людей давно уже давно понятно, что к «борьбе» с эпидемией, которая еще даже не начиналась, требование носить маски не имеет никакого отношения. Это экономика и политика. Но мы дружно играем в эту безумную игру. Одни – от страха, другие – от безысходности, третьи – от сострадания ко вторым.

В этом месяце я несколько раз полетал с Аэрофлотом. И именно от экипажа в данном случае зависела комфортность перелета, от отношения бортпроводников к пассажирам и к «масочному режиму».

Кстати, с точки зрения законности действий, Аэрофлот поступил очень грамотно. Требование находиться во время полета в маске он включил поправкой в «Правила поведения на борту самолета». Там же сказано, что, покупая билет, мы соглашаемся с этими правилами. Так что – юридических вопросов у меня нет. Купил билет – согласен быть в маске.

Правда, в этих правилах ни слова ни сказано о том, как именно образом должна быть надета маска (это уже отдельно от правил на сайте написано, что она должна закрывать нос и рот, — такое уведомление юридической силы, разумеется, не имеет). Зато в тех же правилах указано: пассажир должен неукоснительно выполнять все требования экипажа. И вот ту-то и возникает тот самый человеческий фактор.

Все стюардессы, видимо, следуя невменяемым начальственным указаниям, основанным на безумных рекомендациях Русогрёбпозора, несколько раз за время полета проходят по салону и напоминают о необходимости быть в маске. Но одни просто напоминают, а другие начинают докапываться до пассажиров: масочку повыше.

Пара стюардесс, с которыми мы разговорились в хвосте у туалета, дала совет: когда мы разносим еду, возьмите дополнительно стакан кофе, например, и типа пейте его хоть до конца полета, в этом варианте идиотическими правилами допускается быть без маски. Разумеется, ведь во время приема пищи на борту мы все инфекционно безопасны. Цитата Лаврова.

Некоторые относятся явно с юмором к ситуации. Как-то я спросил: раз мы боремся с эпидемией, то где же у вас на борту специальный оранжевый контейнер для утилизации опасных медицинских отходов категории Б? Стюардесса ответила: поверьте, он есть, но надежно спрятан.

А вот, когда я летел из Уфы в середине декабря, одна стюардесса (низенькая, пухленькая, с кривыми ножками и визгливым голосом) просто извела пассажиров своими «масочку повыше». Ко мне три раза подходила. Первый раз у меня и впрямь маска на подбородке была, второй раз точно под носом (ну, да, да, не по масочному фэншую). Но третий раз она реально закрывала нос, и все равно эта полицайка, проходя мимо меня, указала: масочку повыше. Я весьма спокойно спросил: куда выше-то, на лоб, что ли?

Тут она завизжала, прямо как поросенок: вы должны выполнять мои требования, если вы не будете их выполнять, я должна буду доложить о вас командиру, да вы… да я… да мне…

Ну, раз такое дело, то я потом на нее жалобу накатал. Она пересадила женщину с бесплатного места в хвосте на платное место Спейс-плюс, которое можно оформить за соответствующую плату либо на сайте, либо на стойке регистрации в аэропорту. Я указал на то, что, во-первых, у меня возникли подозрения в коррупционной составляющей этого маневра. А во-вторых (и это главное!) – в то время, когда вся страна из последних сил борется с ужасной эпидемией и усиливает меры по противодействию распространению коронавирусной инфекции, пересаживания с места на место совершенно недопустимы, ведь, в случае определения заболевания у одного из пассажиров, Роспотребнадзор должен точно знать, кто конкретно находился рядом с этим пассажиром во время полета… Короче, в их же стиле бодягу и написал. Приложил фото. Жду ответа.

Ну, а что? Как они с нами, так и мы с ними.

Вчера летел из Москвы в Сочи. Не напишу, каким рейсом. Стюардессы никому не мешали лететь, не дёргали, не нудели: масочку повыше. Просто делали объявления. Нормальные, вменяемые, приятные девушки, понимающие весь идиотизм творящегося вокруг. Человеческий фактор.

Либо – в партизаны, либо – в полицаи. Свобода выбора.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.