В масочной истерии человеческий фактор выходит на первый план

Большинство людей, хотя бы схематично представляющие правовое поле, давно уже поняли, что ничего законного в «масочном режиме» — нет. С медицинской точки зрения, как утверждают многочисленные неподкупные эксперты и как подсказывает элементарная логика, он просто не имеет никакого смысла. Но мы все дружно согласились поиграть в эту игру, поскольку в надзиратели нам определили людей, которым деваться некуда. А мне их жалко.

Конечно, если начальник говорит продавщице «без маски не обслуживай, а то уволю-оштрафую», — как ей быть? Уволиться? Уйти в другой магазин, где то же самое? А детей её кто кормить будет? Мэр или губернатор? Так нам уже объяснили, что, если всем помогать, то бюджеты треснут.

Не трещат они только в том случае, когда за миллиарды арендуются торговые или выставочные комплексы у дружественных бизнесменов для развертывания временных госпиталей, которые потом оказываются не нужны.

Итак. Начальники подписывают указы, в которых ничего особо такого не законного не наблюдается. Затем проходит импульс дружественным бизнесменам, чтобы они мобилизовали когорты своих сотрудников на незаконные действия. А уже рядовые сотрудники выставлены перед гражданами и выдвигают к ним незаконные требования.

Поясню. В указе мэра Собянина написано: граждане обязаны использовать маски и перчатки там-то и там-то. Обязаны использовать. За то, что они их не используют, предусмотрены штрафы. С грехом пополам, но более-менее – законно. Допустим, согласен.

Но ни в одной строчке собянинского указа не запрещается заходить в магазины или торговые центры, в метро или в автобус – без маски. Нигде не сказано, что запрещается обслуживать покупателей без масок. И вот, например, потребует продавец надеть маску человеку, которому она категорически противопоказана, человеку станет плохо, он умрет. Кто будет виноват? А вот продавец и будет виноват. Потому что власти скажут: мы таких требований не выдвигали. А Русогребпозор скажет: это были всего лишь рекомендации. А начальник продавца скажет: а я никаких приказов не издавал. А продавец что скажет? А продавец сядет в тюрьму.

Носить или не носить маску, — это зона ответственности только лишь самого гражданина. Ни один нормативный акт не обязывает продавцов, официантов или охранников следить за соблюдением масочного режима. А дальше тот самый человеческий фактор. Кто-то из них понимает, что под натиском начальства творит беззаконие, а большинство не понимает.

Некоторые формально выполняют свои незаконные действия, просто произносят вслух мантру: масочку наденьте, пожалуйста. Другие упиваются в административном восторге: повыше, нос чтобы закрывала, перчатку хотя бы на одну руку наденьте.

Так происходит потому, что люди, ну ни по каким признакам не способные пробиться в начальники, вдруг получили маленькую, но власть. Клиент оказался в их руках. Захочу – пробью чек, не захочу – не пробью, заставлю потанцевать и встать на задние лапки, пусть как собачка дрессированная масочку повыше натягивает, а голову передо мной пониже склоняет, и я, может быть, его обслужу. Теперь я ему начальник, а не он — мне. Что вы там говорили про Закон о правах потребителей? Про Гражданский Кодекс? Про Конституцию? Они мне не указ, мне велено с вас масочку требовать.

Многие работники сферы обслуживания понимают, в какое положение поставили их начальнички, поэтому извиняются, разводят руками: мол, войдите в мое положение, меня уволят-оштрафуют. Понимаю. Вешаю маску на подбородок. Эти мальчики-девочки не виноваты в том, что сейчас у них есть только такая работа, прав своих они не знают, в юридические тонкости не вникают, да и не их это дело: вникать.

И нет времени рассказывать каждому, что суды по всей стране отменяют незаконно наложенные штрафы за отсутствие масок, как у покупателей, так и у продавцов. Поскольку нет такого закона. Но есть разъяснение Верховного Суда, еще апрельское, по поводу того, кого можно штрафовать. А штрафовать можно только так называемых «подозреваемых» — то есть тех, кто был в контакте с инфицированным, прибыл из эпидемически неблагополучных стран или не выполняет выданное ему предписание.

Например, в Алтайском Крае суд прекратил административное дело в отношении продавца, находившегося за прилавком без маски, даже несмотря на то, что тот признал свою вину и просил вместо штрафа – предупреждение. А суд решил по закону и отправил представителя Русогребпозора в далекое пешее путешествие, поскольку тот не смог доказать, что продавец относился к одной из означенных выше категорий.

Это судебное решение не единичное. Штрафы отменяются массово, в основном – в досудебном порядке. В интернете можно найти стандартные формы исковых заявлений, куда достаточно вписать свои данные, и идти с этим в суд. А суды все-таки работают, исходя из законов РФ и разъяснений Верховного Суда.

Так что, по большому счету, всю банду Анны Урьевны можно отправить в то же самое далекое пешее путешествие. Было бы желание. Но, конечно, хотелось бы, что это путешествие Анны Урьевны закончилось все-таки на скамье подсудимых. Наработала на хороший срок вместе со своими нукерами.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.