Что-то не видать желтых контейнеров. Неужели это вредительство?

Как мы и договаривались с вами вчера, сегодня надо немного поговорить о специальных желтых контейнерах, прописанных в нормах СанПиНа и предназначенных для утилизации опасных медицинских отходов класса Б, а то и – В.

Маски-то всех обязали носить, а вот контейнеров этих нигде нету. Ни у станций метро, ни на автобусных остановках, ни в магазинах, ни в аэропортах. Нигде. Кто-нибудь их видел?

Не подумайте про меня ничего плохого, я никак не изменил своего отношения к происходящему шабашу вокруг коронавируса. Но сейчас хочу оттолкнуться от официальной информации.

Итак. Почему людей заставляют ходить в масках? Потому что якобы любой из нас может быть инфицирован страшным коронавирусом и стать потенциально опасным для всех. Позаботьтесь о здоровье окружающих, — призывают нас. Носите маски. И зачем-то еще перчатки.

Исходя из этого, любой из нас может инфицировать маску. И куда ее девать? Вот для этого и существуют в теории желтые контейнеры для «инфицированных и потенциально инфицированных отходов» — это цитата из норм СанПиНа.

А еще же нам рассказывали, что коронавирус, зараза, живучий, держится на поверхностях (сказки, конечно, но – официальные). Мы же здесь не будем вспоминать, что ученые из Боннского университета выяснили еще в апреле: коронавирус вообще не живет на поверхностях, — причем, исследования проводились в самом что ни на есть эпицентре болезни. Но сейчас не об этом.

Давайте вспомним интервью Алексея Немерюка, первого заместителя руководителя Аппарата Мэра и Правительства Москвы, руководителя Департамента торговли и услуг города Москвы – Алексею же Венедиктову, главному редактору радиостанции «Эхо Москвы», данное им в середине мая.

Высокий чин там много чего наговорил. Особенно мне понравилась его мысль о том, что, если нам выдать маски бесплатно, то мы ими начнем спекулировать.

Но еще Венедиктов задал Немерюку тот же вопрос, что родился тогда же и у меня: «Вот человек снял перчатки, маску — куда их кидать, как их утилизировать? По идее, это же тоже распространение заразы».

И господин Немерюк ответил в середине мая, — это дословная цитата по сайту «Эха Москвы»: «Понятно, что там, где используются эти маски, перчатки в медучреждениях, там есть специальные, скажем так, бункеры для медицинских отходов, и они потом утилизируются вместе с другими медицинскими препаратами по уже проговоренной схеме. А то, что касается населения, да, действительно, имеет смысл сейчас уже об этом поговорить».

Больше полугода прошло. Поговорили уже об этом, господин Немерюк? Или времени было недостаточно? Или это вообще не тема для разговора? Коронавирус же нас просто волнами накрывает, мы все стали опасны для общества. Каждый из нас является потенциальным источником инфекции.

И если Русогрёбпозор не требует на каждом углу желтых контейнером, то речь может идти об умышленном вредительстве со стороны Анны Урьевны и ее нукеров, о намеренном распространении инфекции, о саботаже противоэпидемических мер, о покушении на жизни и здоровье граждан со стороны Русогрёбпозора.

Ой, какие там тюремные сроки предусмотрены…

Или желтые контейнеры все же не нужны, потому что никто из нас не представляет опасности? А бессимптомные больные придуманы для нагнетания истерии? А маски нас обязывают носить, чтобы их просто впаривать по спекулятивным ценам организациям и гражданам? Чтобы визуализировать ужас? Чтобы держать людей в постоянном страхе? Чтобы сеять вражду между нами?

Кто-нибудь когда-нибудь скажет правду? Или уже в другой жизни?

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.