Путешествуя по стране, можно сдохнуть от ужаса или со смеху

Который уже раз летел я в этом году из Москвы в Сочи. И который раз убеждался в тупости рекомендаций Русогрёбпозора и в том, какие разные люди живут в нашей России-матушке.

Одни, которых, по сути, никто не уполномочивал следить за соблюдением масочного режима, не хотят нарушать действовавшие до ковида и до сих пор нормативно не отмененные законы государства и не лезут с этими мерзкими «масочку повыше, пожалуйста». А другие – лезут. Из кожи вон лезут, демонстрируя свою значимость, чинопочитание и полную дезориентированность в правовом поле.

Это и понятно. В любой деревне всегда находились те, кто хотел служить полицаем.

Порой случаются курьезы. Перед посадкой сотрудница аэропорта Шереметьево сказал мне: масочку натяните до конца. Я вопросительно посмотрел на нее, показал возможное движение масочки, и она сконфузилась. Ну, бывает.

На борту воздушного судна все, кому положено, произнесли заветную мантру о необходимости быть в маске в течение всего полета, кроме как во время приема пищи. Что делает все остальное бессмысленным.

Впрочем, масочный режим в целом не имеет смысла. Много раз я писал, ссылаясь на экспертные мнения специалистов в этом вопросе о том, что маски никоим образом не защищают от инфекции. А сам коронавирус не сильно заразный, но действительно опасный для некоторых людей, ибо провоцирует различные хронические хвори, что позволяет мошенникам от Русогрёбпозора и Института Хопкинса манипулировать статистикой.

Ставить диагнозы на основе результатов ПЦР-тестов невозможно с медицинской точки зрения и недопустимо — с юридической. На этот счет уже есть постановления различных судов, в частности – Лиссабонского, который удовлетворил иск четверых португальцев, посаженных в принудительный карантин. В решении подробно расписано, почему такие действия португальских властей были незаконны.

Даже изобретатель ПЦР-тестов утверждал, что они не предназначены для определения инфицированности пациентов. А на днях представитель Минздрава официально признал, что 60-70 процентов тестов дают ложноположительный результат. То есть, вся официальная статистика летит в тартарары.

Вот эти все ежедневные цифры заболевших надо смело делить на три. Стало быть, инфицированных у нас не два с половиной миллиона, а всего восемьсот тысяч. За почти год существования ковида-19 в СМИ и в отчетах всемирных русогрёбпозоров. Соответственно, и число записанных в жертвы ковида тоже следует делить на три. Как минимум.

При этом, по словам мэра Собянина, 50 процентов москвичей имеют иммунитет. Каким образом он сформировался при этих жалких цифрах, — не понятно.

Итак. Маски не защищают от инфекции. Это давно доказано. Масочный режим, вроде как, введен указами руководителей регионов. Видимо, для сбора денег от продажи масок и для визуализации ужаса. По Постановлению Правительства №417 власти и организации обязаны предоставить гражданам средства индивидуальной защиты. Не продать, а предоставить. То есть – дать даром.

Четко прописано, кто должен следить за соблюдением масочного режима. Полиция и определенные службы в регионах. В Москве это – административно-техническая инспекция. Ни продавцы, ни официанты, ни бармены, ни стюардессы никакого отношения к этому не имеют.

Но их, под страхом увольнения, заставляют это делать ретивые, жадные до государственных денег начальники. Обслуживающий персонал стал заложником в этой ситуации. А дальше уже каждый сам решает, проявлять ли ему изрядное рвение или заняться «итальянской забастовкой».

Вот одна стюардесса три раза сделала мне замечание: масочку повыше, пожалуйста. И после третьего, выполнив ее требование, я провел с ней очень спокойную беседу.

— Скажите, пожалуйста, — спросил я ее. – а вот эти рекламные журналы Аэрофлота в карманах кресел так и летают целый месяц?

Она даже не поняла сначала, в чем подвох.

— Ну да, — говорит.

— То есть, их не дезинфицируют после каждого полета и не упаковывают в одноразовую упаковку? И все мусолят их слюнявыми пальцами?

Она промолчала.

— Скажите, пожалуйста, — задал я ей следующий вопрос. – а где у вас на борту специальные желтые контейнеры, предназначенные для утилизации опасных медицинских отходов класса Б?

— Э-э-э, нам про них ничего не говорили.

— Понятно. И последнее. Вот вы всех просите натянуть маску на нос. Вы точно знаете, что никому из пассажиров она не противопоказана? Ни у кого нет астмы? Вы понимаете, что, если человеку станет плохо из-за маски или он умрет, то в тюрьму сядете именно вы, а не ваши начальники и не сотрудники Русогрёбпозора, которые дают всего лишь рекомендации, совершенно не обязательные к выполнению?

Стюардесса задумалась, вздохнула и ушла, оставив меня в неведении, поняла она что-нибудь или нет. Но ко мне больше не подходила.

А вот о желтых контейнерах мы с вами поговорим завтра…

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.