Развалины Китайского театра в Александровском парке напоминают об Измайловских Досугах

Из Гатчины мы с Мариной поехали в Павловск, чтобы закончить тему Императора Павла. Вход в парк стоит 100 рублей, если при вас российский паспорт. Если нет – то 300. Здесь всё скромнее, чем в Гатчине: и дворец, и парк. Зато у входа продают отличные хот-доги, что тоже немаловажно, когда вы углубляетесь в красоты на целый день.

Отсюда – 10 минут езды до Царского Села. В Большой Екатерининский дворец в наше неспокойное для чиновников и Русогрёбпозора время пускают по предварительной записи, а на вход в парк стоит огромная очередь без соблюдения социальной дистанции.

Эта жемчужина Царского Села уже давно изучена, а вот рядом, — как говорится, забор в забор имеется Александровский парк. Александровский дворец пока еще в строительных лесах, на реставрации, а парк вполне доступен для прогулок. Он намного больше и интереснее Екатерининского.

В парке много китайских мотивов. В 18-м веке в Европе была мода на «шинуазри», вот Екатерина и последовала за ней. Здесь была выстроена целая китайская деревня, имевшая непростую судьбу. Поскольку в ней в разное время жили и сильные мира сего, и простые люди в перестроенных коммунальных квартирах.

До китайской деревни можно добраться по трем мостам. Один из них, по-моему, самый красивый – Крестовский находится в аварийном состоянии и закрыт. Драконов и Большой китайский мосты функционируют. Правда, все фигуры и вазы, которые на них находятся – уже не 18-го века, а восстановленные после войны. В 1941-м практически всё, что имелось в парке, было разрушено.

Китайскую деревню удалось отстроить заново только в результате инвестиционного проекта, и сейчас ею распоряжаются на паритетных правах датские бизнесмены и музейный комплекс. Внутрь вы не пройдете, там частные апартаменты.

А вот здание знаменитого Императорского Китайского театра так и стоит в руинах. Очень жаль. Мне кажется, для русской культуры оно имеет куда большее значение, чем необычное жилье для богатых.

Помимо всего прочего, вспомнилась история Измайловского Досуга, не столь широко известная сегодня. Лейб-гвардии Измайловский полк стал третьим по старшинству после Преображенского и Семеновского. Его сформировали по велению Анны Иоанновны, которую в старой гвардии недолюбливали. Полк получил название по селу, находящемуся во владении Императорской фамилии и изначально был слегка противопоставлен «крестьянским» преображенцам и семеновцам. Интеллигентность, высокая образованность и склонность к творчеству с самого начала были присущи именно измайловцам, что, впрочем, не мешало им совершать подвиги на полях сражений и героически погибать за Веру, Царя и Отечество.

Отцом-основателем знаменитых литературных творческих вечеров Изамйловского полка стал Великий Князь Константин Константинович Романов, известный в истории русской словесности как поэт К.Р. В 1884 году он был переведен в измайловцы и назначен командиром Государевой роты.

В один из октябрьских дней рота занимала караул в Зимнем дворце. Из офицеров были: сам Константин Константинович, поручик барон фон Дрентельн и дежурный по караулам, тоже измайловец, флигель-адъютант полковник Николай Николаевич Косач. Эта троица, разговаривая за чаем в караульном помещении при гауптвахте, и пришла к заключению, что офицерам полка желательно проводить свободное время с пользой, а для этого следует собирать их на товарищеские встречи, на которых они смогли бы знакомить друг друга со своими литературными и музыкальными произведениями, а также с творчеством известных, не только русских поэтов, писателей, композиторов. Великий Князь тут же родил девиз: «Во имя доблести, добра и красоты!», а полковник Косач предложил удачное название: «Измайловский Досуг».

2 ноября 1884 года состоялась первая товарищеская встреча. В одну из гостиных Офицерского Собрания Измайловского полка пришло всего лишь 11 человек. На вторую встречу – 9. Но инициаторы не отчаивались и верили, что полезное начинание со временем получит всеобщее признание. И не ошиблись. Число участников с того момента неуклонно росло, а сами Досуги проводились вплоть до Первой Мировой войны.

Точно не известно, сколько Досугов было проведено за все 30 лет. Есть данные по первым двадцати пяти годам. К маю 1909 года состоялось 233 вечера, на которых присутствовало в общей сложности 9 тысяч 348 человек. На этих Досугах была исполнена 1 тысяча 325 произведений в стихотворной, прозаической, драматической, вокальной и других формах. Две трети произведений были творчеством членов Досуга.

Много внимания уделялось драматическому искусству. Ставили «Ревизора» и «Женитьбу» Гоголя, «Каменного гостя» Пушкина, «Безденежье» Тургенева, сцены из «Мертвых душ» Гоголя, «Свадьбу Кречинского» Сухово-Кобылина, «Горе от ума» Грибоедова. Интерес к спектаклям рос. Артисты-офицеры развивали свои сценические таланты и вкусы, приобретали необходимый опыт и в 1900-м году рискнули поставить «Гамлета» в переводе поэта К.Р. Роль Принца Датского исполнил сам Великий Князь.

Спектакль удался, но сцена в Офицерском Собрании была не слишком подходящей. Вскоре измайловский «Гамлет» прошел в Мраморном дворце. Разговоров было столько, что Государь-Император пожелал показать этот спектакль своей семье и «Гамлет» был повторен в Эрмитажном театре, в декорациях из Александринского театра.

В 1909 году комитет, ведавший делами Досуга, дал добро на постановку 5-актовой пьесы Шиллера «Мессинская невеста» в переводе все того же К.Р. Именно этот спектакль и смотрел Николай II в том самом Китайском театре в Александровском парке.

Для исполнения двух женских ролей нашли актрис, а все 36 мужских ролей остались за офицерами Измайловского полка. Реквием на органе – капитан фон Витт, сигналы, фанфары и марши – хор полковой музыки и измайловские певчие.

Этот спектакль стал важнейшим шагом на пути к кульминации Измайловского Досуга – постановке мистерии-драмы Великого Князя Константина Константиновича «Царь Иудейский». К.Р. работал над этим произведением 25 лет, окончил в 1912 году и прочел на очередном Досуге. Все тут же загорелись идеей поставить мистерию, но поднять такую драму с громадным количеством действующих лиц, с хорами, музыкой, балетными номерами, сложными декорациями и костюмами одному Досугу было не по силам, даже исходя только из финансовых соображений.

Весной 13-го года Император Николай лично прочел «Царя Иудейского» и разрешил поставить драму на сцене Эрмитажного театра. После этого организатор постановок Досуга Данильченко подал рапорт министру Двора графу Фредериксу, в котором испросил у министерства содействия. Фредерикс доложил Государю, после чего Данильченко получил бумагу с таким уведомлением: «Его Величеству благоугодно, чтобы расходы по постановке «Царя Иудейского» взял на себя кабинет Его Величества».

Премьере предшествовало 9 репетиций в декорациях. На этих репетициях перебывал весь светский культурный Петербург. Разумеется, это были только те люди, кто имел возможность получить пригласительные билеты, которые выдавались членами Измайловского Досуга с большим разбором. Восторженные отзывы о спектакле появились не только в крупнейших газетах Петербурга и Москвы, но и в лондонских, парижских, берлинских.

Наконец премьера состоялась 9 января 1914 года в присутствии Государя и 26 членов Императорского Дома. Николай II сказал после спектакля: «Сколько раз я присутствовал в церкви на богослужениях Страстной недели, но никогда не переживал страстей Господних, как сегодня в театре. Мне приходилось сильно сдерживать себя, чтобы не расплакаться».

Государь высказал пожелание, чтобы «Царь Иудейский» был повторен следующей зимой, но летом разразилась война. Последний Измайловский Досуг состоялся уже на фронте, в боевой обстановке в конце июня 1915-го. Он был посвящен памяти скончавшегося 2 июня Великого Князя Константина Константиновича Романова, поэта К.Р.

Потом случился октябрьский переворот. В первые годы эмиграции Измайловское объединение, созданное бывшим командиром полка генералом Киселевым, было довольно многочисленным. Однако оно распылилось по Европе, Америке, Африке, что не дало возможности возродить Измайловский Досуг за границей. И только тот самый администратор постановок Данильченко, переехав в середине 20-х из Германии в США, стал в Нью-Йорке выпускать скромный журнал – «Измайловский Досуг». Данильченко был уже далеко не молод, работал на фабрике и сумел отпечатать на машинке несколько номеров журнала, в котором напоминал однополчанам о славном прошлом.

Здесь же о былом величии духа Империи напоминают нам руины Китайского театра в Александровском парке.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.