Про Марину, лучшую путешественницу в мире

Мы познакомились с Мариной в самом конце августа 2006 года. К тому времени я уже забыл, что такое алкоголь, просто прекратил выпивать зимой 2004-го. Передо мной открывались самые радужные перспективы и на работе, и в личной жизни.

         Но если с работой было в тот момент еще не очень понятно (выбирал варианты дальнейшего пути в журналистике), то в Марину я влюбился на первой же встрече. Мы как-то увидели друг друга в интернете, списались и оказалось, что нам есть о чем говорить. Решили встретиться где-нибудь на Маяковке, обменялись телефонами, назначили время. Но она не позвонила.

Версаль.
Лондон.

         Я был весьма разочарован: очередной интернет-кидок. Шел по 1-й Тверской-Ямской мимо дома, где в моей юности находился знаменитый бар «Охотник», а потом много лет – «Кофе Хаус». И вдруг – звонок. С большим опозданием.

         — А вы еще не уехали?

         — Ну, я рядом. Вот тут вот – «Кофе Хаус».

         — Ой, а я здесь же в офисе, на третьем этаже. Заходите в кафе, я сейчас спущусь.

         Когда она села за мой столик, я мгновенно понял, что это именно та женщина, которую я ждал почти 41 год своей почти бессмысленной жизни. И с того дня мы уже не расставались. Было за эти 14 лет много разного (по большей части – хорошего), но тут у меня, как говорится, сайт про путешествия, поэтому сосредоточимся на теме.

Лондон.

         Первый раз мы поехали вместе в Лондон, на Маринин день рождения в марте. Я к тому моменту уже немного знал столицу Альбиона, так что сразу провел Марину по всем основным харизматичным местам. И по фантастическим лондонским магазинам, каковых нет, наверное, нигде в мире. Она была в полном восхищении от этого великого города, как и я. Нам, вообще, всегда в путешествиях нравилось одно и то же. После этого мы летали в Лондон или ездили с материка на поезде в туннеле еще 15 раз. И каждый раз находили что-то новое.

         Следующая запланированная поездка была уже свадебной. Мы решили не устраивать торжеств (чем слегка удивили многих), а просто расписаться и улететь в Париж, а оттуда через пять дней уехать опять же в Лондон.

         Билеты в Париж мы брали в Аэрофлоте, но на рейс Air France, вылетавший примерно в 16 часов, раньше не рискнули (ЗАГС в 10 утра, процедура, пробки), но как раз попали бы к ужину, который вполне можно было сделать вполне торжественным.

Фужер.
Монт-Пелерин.

         Поначалу все шло хорошо. Такси к дому, Тверской ЗАГС, быстро расписались, заехали к моим родителям на кладбище и были в аэропорту уже в половине двенадцатого. Тут-то и пришло смс о том, что наш рейс отменен. Очередная забастовка. Мы побежали к стойке Air France, где уже собралась изрядная очередь из афро-французов и арабо-французов. Короче говоря, я понял, что идея с треском провалилась. Но я увидел в углу небольшой офис Аэрофлота и вспомнил, что билеты-то я в Аэрофлоте покупал.

         Зашел. Говорю, вот рейс-то отменили, что делать? Тётенька посмотрела билеты. Да, говорит, это по нашей квоте. Ну, можем вас вечерним рейсом отправить или завтра утренним. Я говорю: не-не-не, это не подходит, а вот же у вас рейс в 12:35. Она спрашивает: ну, а чего же вы так поздно пришли, без десяти двенадцать.

         — Да поймите, — говорю. – Мы не поздно, мы рано пришли. Мы поженились только что, у нас же день свадьбы сегодня, ужин у нас в Париже.

         — Да?

         — Да, правда, вот паспорт, — и показываю ей свежий штамп.

         Она на секунду задумывается, смотрит на часы и – в рацию:

         — Тамара, возьмете еще двоих? Да, без багажа – смотрит на меня. – Что у вас с багажом?

         — Две дорожные сумки.

         — Нормально. – и в рацию: без багажа. – Ну, побежали!

         И мы втроем побежали, мимо очереди на досмотр, мимо очереди на паспортный контроль, мимо удивленных пассажиров, спокойно сидевших в чистой зоне и ждавших своих рейсов.

         Как только мы вошли в салон, за нами сразу захлопнули дверь. И Париж нас принял даже раньше, чем мы рассчитывали. Правда, он Марину разочаровал. Она – человек очень эмоциональный, с богатым воображением. И это воображение еще в детстве нарисовало ей две сказки: Париж и Прагу. И оба города, когда она их увидела, не соответствовали ее ожиданием. Прямо скажем, была разочарована. Такое случается. Ведь есть иллюзии, мечты, а есть – реальность. Они часто не совпадают. А счастье – оно всегда рядом, не в иллюзиях и не в мечтах.

Лондон.

         Ладно, Париж потом открылся и Марине. А потом и вся Франция. Мы обожаем эту страну, французскую провинцию, Луару, Бретань, Нормандию, Бургундию, Шампань или Прованс. Лазурный Берег объездили весь, Савойя – это вообще отдельная тема, потому что это уже Альпы, а Альпы – хороши везде. Мы проехали, кажется, по всем горным тропам. Марина – за рулем, я – на пассажирском сиденье. Потому что я не пью и не вожу машину, а Марина – пьет и водит. Ну, конечно, когда водит – не пьет.

         Хотя в Португалии, например, допускается 0,6 промилле, поэтому там все едут медленно и аккуратно. Португалию мы тоже обожаем. Всю. У нас прекрасная пара путешественников. Я смотрю по сторонам и прокладываю маршруты, а Марине нравится быть за рулем хорошей машины и ехать по хорошей дороге, где тебя никто не подрезает, а все участники движения уважают друг друга. Уважение к любому другому человеку – это, вообще, очень важная штука.

Да, а я еще периодически бубню что-нибудь Марине под руку: типа, не туда поворачиваешь, обгоняй вот этого или не обгоняй, а она мне в ответ: вот садись за руль и веди сам. А я ей: нет уж, мне так лучше нравится, на красоты смотрю и бубню. А она: вот и смотри, а я буду ехать. Ну, классно же… А там – поворот, а за поворотом – замок. Или долина, или перевал, или берег моря, или уютная австрийская деревенька с потрясающей кондитерской.

В марте этого вирусного года мы с Мариной оказались в отеле у границы Монако, когда в Европе ввели карантин и всевозможные ограничения. Как и в первую парижскую поездку, наш рейс тоже отменили. На сей раз из Ниццы. Меняли билеты – сначала на Цюрих, а когда закрыли и внутренние границы Шенгена, — на тот же Париж. Добирались на поезде. Улетели, взявшись за руки.

Так получается, что это было, возможно, наше последнее путешествие. А, может быть, и нет…

Смотровая площадка рядом с деревенькой Эз.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.