В Москве обнаружили еще около полумиллиона подозрительных личностей

С сегодняшнего дня, с 22 апреля, указом мэра Собянина всех, у кого есть признаки ОРВИ, будут подозревать на коронавирус. Соответственно, на людей с насморком распространятся все наиболее жесткие требования по самоизоляции.

Нужны и другие документы.

Врачам давно уже пора ставить диагнозы по указам руководства, а не по симптомам и результатам анализов. Исходя из этой логики, разумно было бы выпустить и другие приказы и распоряжения.

Например, всех, у кого есть ноги, следует подозревать на варикоз. Всех, у кого есть печень, — на цирроз, а всех, у кого есть сердце, — на инфаркт. Особенно сейчас, когда отложены плановые операции и обследования. В больные надо записать всех – так страшнее будет.

Москва. Одна из последних уцелевших пожарных каланчей.

В самом деле, цифра инфицированных коронавирусом пока что совсем не впечатляет. 0,035 процента населения. Вот и решило, видимо, наше руководство одним росчерком пера добавить сюда чуть ли не полмиллиона человек.

Сам Сергей Семенович перед телекамерами назвал такую цифру: в Москве постоянно болеет ОРВИ 400-450 тысяч горожан.

Говоря более простым языком, этот указ сообщает нам о том, что отреформированная до полусмерти система здравоохранения не в состоянии качественно ставить диагнозы, тестирование несовершенно и допускает слишком много ошибок.

О чём забыли

Я внимательно изучил сайт Минздрава, где приводятся основные симптомы коронавируса. С чиханием, кашлем и насморком все понятно. Теперь все, кто слегка сопливится, будут передвигаться по улице до магазина с большой опаской. А вдруг еще кашлянешь ненароком? Заметут. Заставят добровольно подписать бумаги и всё – фото в базу, слежка, контроль.

Очень скоро в эту полумиллионную группу добавятся аллергики. Вот-вот начнется цветение, так что кашля, чихания и соплей прибавится многократно. И всех – в базу, под самоарест.

Но забыт один важный симптом коронавируса – диарея. Ну, там еще – тошнота, рвота. Два последних симптома присущи многим, кто выпил лишнего. Так что с этим нужно тоже быть поосторожней. Ну, а расстройство желудка может проявляться по-разному. Тут ведь не только диарея, а еще и метеоризм, например. Со среды не советую никому даже пукать на улице. Короче, не вздохнуть, ни пёрнуть.

В этой связи вспомнилось мне одно шуточное интервью, которое мы написали в 1993 году вместе с моим другом, прекрасным поэтом Александром Вулыхом. Заранее принося извинения почтенной публике, хотел бы привести его здесь. Уж очень оно актуальным внезапно стало сегодня. Итак, 1993 год, шутка-юмор:

Просто должность такая – тротуарный

В Московской муниципальной милиции образовано новое подразделение. Ни для кого не секрет, что нынче на улицах столицы нередко можно встретить постового, участкового, а теперь вот, глядь, нет-нет, да и промелькнет в толпе тротуарный. Что это? Кто это?

Наш специальный корреспондент встретился с начальником Особого отдела тротуарных (ООТ) старшиной Иваном Липкиндом.

— Первый вопрос. Иван Иванович, какие основные задачи решают сотрудники ООТа?

— Самой главной задачей является непотеря сотрудником ООТа табельного оружия. Также, во время тротуирования необходимо следить за чистотой и порядком на тротуарах и стенах прилегающих к ним домов.

— Наконец-то! Давно пора! А скажите, в какие отношения могут вступать тротуарные с пешеходами?

— В самые различные! Например, сотрудники ООТа тщательно регулируют пешеходопоток с соблюдением правил левотротуарного движения. В случае нарушения данных правил на пешехода налагается штраф, для этого даны специальные бланки с липкой тыльной стороной.

— В каких же именно случаях налагается штраф?

— Скажем, в случаях превышения предельно установленной скорости движения 2 км/ч, обгона без предупреждающих сигналов, порчи воздуха…

— …?

— А что вы удивляетесь? И так весь город загадили, ступить на тротуар невозможно. Поэтому сотрудники ООТа снабжены специальными датчиками – кило-кало-риферами (ДККР-2 НЕ/БЗД), позволяющими с точностью до секунды зафиксировать выхлоп выхлопного газа.

— Наконец-то! Давно пора! А если пешеход не подчиняется указаниям тротуарного?

— Ну, что ж. И такое возможно. Сотрудники ООТа наделены большими полномочиями и, в общем-то, непослушного пешехода могут просто отпиз…ть.

— Прекрасная мера административного воздействия! И последний вопрос. Расскажите о себе.

— Сам я родом из Липецка.

— А почему еврей?

— Просто должность такая – тротуарный.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.