О том, как я летел в Ниццу и узнал, что обратной дороги – нет

Как и было запланировано, мы с Мариной улетели в Ниццу. По традиции, эти дни мы проводим в Европе где-нибудь рядом с морем, где тепло и солнечно. Скромно отмечаем Маринин день рождения. Ничто не может помешать этим планам, но способно внести в них некоторые коррективы с поправкой на идиотизм.

Комфортный перелет

Это лучший полет в моей насыщенной авиационной жизни. В «Шереметьево» люди, конечно, были, но не так много, как обычно. На парковке имелось достаточно удобных мест, очередь на вход состояла из трех человек. Акция «включите компьютер», видимо, закончилась.

В терминале Е половина стоек регистрации не работала, пассажирам вполне хватало одного блока. На паспортном контроле вообще никого не было.

За полтора часа, проведенных в аэропорту я видел двух людей в масках. Одна тетушка шла куда-то с клеенчатой хозяйственной сумкой, перевязанной изолентой, вторая – проверяла паспорта при входе в зону досмотра.

Мне показалось, что улетают только те, кто здраво относится к истеричной информации о коронавирусе, не поддался паническим настроениям и не собирается перестраивать свою жизнь, исходя из метаний чиновников и бесстыжих интернет-копипастеров.

Самолет казался почти пустым, — наверное, человек 40-50 летело. Среди них не было детей, немытых похмельных мужчин, теток с пакетами, возвышенных дам в блестящих поддельных спортивных костюмах типа Армани, которые, как правило, весь полет громко обсуждают свою якобы богатую жизнь. То есть, были ровно те пассажиры, рядом с которыми полет проходит очень комфортно.

Не успел я устать, как мы уже начали снижаться, и я увидел в иллюминатор знакомый массив Эстерель, залитый солнцем, Канны, Ниццу – и вот мы уже тормозим на полосе.

В Марсель!

Машину тоже получили очень быстро, очередей не было ни к одной из компаний.

План был такой. Две ночи промучиться в приличном отеле не в центре Марселя для того, чтобы спокойно съездить в Национальный парк Камарг и в средневековый город Эг-Морт. Ну а потом – несколько дней провести в отремонтированном Марриотте на границе с Монако.

На первой же парковке Марина поколдовала над выданной новенькой Ауди с «блатным» номером 004, переключила на русский язык, разобралась с навигацией и круиз-контролем. А я пил кофе на солнышке, курил и изучал обстановку.

Люди жили своей обычной жизнью. В масках никого не было (в аэропорту, кстати, тоже), никто не говорил о коронавирусе. Автострада, кстати, была слегка загружена, как всегда.

Новости из Москвы

Расположились в отеле. Подключились к интернету и с интересом узнали, что Аэрофлот отменил все рейсы из Германии, Испании и Франции. Потом появилась корректировка: будет летать из Парижа, Барселоны, Мадрида и Берлина.

В Москве – абсолютная истерика. Власти закрывают зачем-то всё и вся, запугивают всех нас, еще в декабре незаметно переболевших новым вирусом. В первых строках новостных агрегаторов висят лиды: еще трое россиян заразились коронавирусом.

Мой перевод: еще трое россиян случайно попались в лапы эскулапов. У нас врачей боятся больше, чем болезней. Теперь уже, даже если кто и приболеет, то от ужаса быть помещенным в «чумные бараки» живым не сдастся.

Рядом с нашим отелем – небольшой торговый центр и куча кафешек. А я люблю посидеть за столиком с кофе и сигаретой – в марте, на солнышке при температуре плюс 19. Рассчитываюсь. Официант спрашивает:

— Вы откуда? Хорошо говорите по-французски.

— Из Москвы?

Тут же переходит на русский.

— А я с Украины. Давно здесь живете?

— Я здесь не живу, учил язык в университете, часто бываю во Франции. Вот только сегодня с женой прилетели. И узнали, что все рейсы отменили из-за коронавируса.

— Которого нет, — говорит он.

— Да, которого нет. А у вас тут с этим как?

— У нас тут про коронавирус мало кто слышал. Ну, правительство истерит по этому поводу, но мы на это внимания не обращаем.

— Ну и хорошо. Не болейте.

— И Вам здоровья.

Примерно такое же отношение ко всемирному фейку чувствовалось и в разговорах с другими людьми. Старики на площадке играли в петанг, дети бегали, в магазинах покупатели рассматривали и примеряли одежду, шла нормальная жизнь.

Как же приятно приехать в страну, где нет паники, где из каждого утюга не вываливают на тебя горы страшилок. Где люди, как везде, и болеют, и умирают, но дело это очень личное, интимное и не выносится на всеобщее обозрение.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.